top of page

LGMW MAGAZINE

Home of multilingual writing

Вниз по кротовьей норе (18+)



Корабельный таймер: Год 26, месяц 05, день 7, время 21.15.

Приветствую вас, земляне – мое милое и дорогое племя! Вот и пришла моя очередь стоять долгую вахту и поддерживать всех вас и корабль в полном порядке. Следуя инструкции я, как и мои предшественники дежурные (но бодрый и красивый), начинаю вести этот корабельный журнал, дневник отчетов по ситуации на судне и по своему собственному состоянию. Это не самое моё любимое дело, так как я косноязычен и скуп на сантименты... Но я постараюсь записывать регулярно все самое важное. Этот микрофон, судя по некоторым записям, привык и к слезам и к истерикам. Надеюсь, что я психологически сильный, обойдусь без нытья и выдержу следующие несколько месяцев, пока вы все спите спокойным и здоровым биосном.

Меня разбудил великолепный Петр Себяусов – мой «предшественник» – ровно сутки назад. Ему понадобилось всего пару часов, чтобы вернуть мне полную физическую активность, и я чувствую себя почти хорошо. Борода отросла… сантиметров на 40. Немного шумит в ушах, секреторная система должна заново научиться фильтровать потребляемое, но пищеварение уже работает. Я выпил свой первый молочный коктейль на обед и до сих пор не выблевал его… Так что все хорошо. Нет, милые, не волнуйтесь. Это было кокосовое молоко. Все путем и... приятный сюрприз! Оказывается, несравненная Варияна Белто связала нам всем по пушистому свитеру во время своей вахты. Я нашел у себя в комнате белый с большим воротом. Вот, сижу теперь в нем и думаю о вас, мои друзья и лучшая команда космофлота. 

Итак… первым делом – проверочный допрос корабельного психолога Аверия. Без шпаргалки! Кхе-кхе… Простите, в горле немного першит. Вопрос номер один: имя, позиция и пост. Отвечаю. Кхе-кхе... Меня зовут Иваш Топвей. Я – тех-лаборант команды корабля Лира-11. Сегодня я заступил на свой пост, который входит в обязанности каждого старшего офицера. Вахта длится 19 месяцев в полном одиночестве, так как жизненного обеспечения для двух бодрствующих не хватит на весь срок полета. Вопрос номер два: какова наша цель? Созвездие Лиры, колония на планете Нова-Каза. Я должен вспомнить, что в открытом космосе потребовалось бы почти 800 000 лет (я безжалостно округлил.), чтобы добраться до колонии. Спасибо кротовине, мы «срезаем угол», и нам нужно менее 30-ти. Осталось лететь меньше четырех лет, эта вахта предпоследняя, и она – моя. По-моему, это все, что мне нельзя было забыть. А… ну, да… Ежедневные проверки систем, забота о здоровье экипажа и пассажиров… личная гигиена, режим дня, правильное питание и прочее… Знаю, знаю. 

Вернемся к делу. Петро занял мое место на крионарах. Я подключил его к обеспечению ровно час назад… в 20.18. Биосон это не замораживание, как я думал до академии, а глубокое охлаждение. Это мы уже потом придумали словечки. Все функции организма замедляются до предела. Система жизнеобеспечения поддерживает его на безопасном минимуме, экономя, таким образом, на кислороде и еде. Тридцать лет – срок тоже не малый. А больше ста человек вместе с экипажем... м-да! Приятных снов, друг. Хотя мне лично не снилось ничего. Казалось, что спал меньше минуты...

Конечно, перед этим мы обошли весь корабль вместе. Он показал мне, что работает нормально, и где ему пришлось ремонтировать, перенастраивать и править. Сейчас слабое место у Лиры – это энергетические батареи. Панели изнашиваются быстрее, чем предполагалось. Их придется менять и латать каждые несколько дней. Петр здорово наловчился, и дал мне хорошие советы. Молодец, Петро. Я получил его отчет и принял справки о состоянии здоровья каждого спящего. Было небольшое беспокойство по поводу уровня кальциевых ионов пассажира №71 – мистера Галла, но я думаю, что он справится до конца пути. Единственное, что сломалось бесповоротно, это экран в комнате для отдыха. Теперь не посмотришь ни на плывущие по синему небу облака, ни на морское побережье, ни на костер в вечернем летнем лесу... ни на танцующих девчонок. На экране застряло оконное стекло с каплями дождя на сером размытом фоне. Кто, вообще, придумал, такое унылое видео сюда загрузить? Лучше бы девчонки застряли... Ну, те... в красных шортах.  

Питер сказал, что по времени мы успеваем в соответствии с планом. Скоро все закончится, через несколько месяцев меня сменит богатырь Левий, а тот в конце своей неполной вахты разбудит всех нас, чтобы мы не пропустили посадку. Будет шампанское и бутерброды с креветками. Мы славно отметим воссоединение очередной порции переселенцев с колонией. А я пока готовлюсь к своему первому естественному сну. Завтра напишу больше, как только закончу диагностику. Ах, да… Я постриг ногти и сбрил бороду.

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 05, день 8, время 18.30.

Вот и я. Провел весь день с биоматериалом. Как и ожидалось – в отношении сохранения растительных тканей и семян тревог никаких нет. А вот животные клетки и генетический банк не на шутку обеспокоили меня. Мы так можем потерять все наши зиготы и столбовые клетки. Но это была ложная тревога. Все работает, было небольшое колебание температуры, но я это устранил и поборол искушение разбудить Петра и потребовать объяснений. Но он не биолог. Петр отличный технарь и достаточно старательный. Я рад, что он хоть достойно сделал свое дело и весь свой срок держал машинное отделение во вполне сносном состоянии.

Эта неделя будет тяжелой и длинной, я буду очень занят. Постараюсь записать больше сообщений во время отдыха. Кстати, в моем пайке чего-то не хватает. Кто-то украл все мои сушеные морепродукты. Петька, если это сделал ты, я тебе первым делом дам по пачке, как проснемся. Ворюга рыжая… Хотя, за 4 вахты до него дежурил коротышка Тошико Миура. Скорее всего, это его рук дело. Он рыбу обожает.

 

 Корабельный таймер: Год 26, месяц 05, день 15, время 20.20.

Ну, вот… я продержался первую неделю. Сегодня вспоминал нашу тренировку. Аверий говорил, что нормальный здоровый человек может без особых проблем выжить в одиночку пару лет, если у него или у нее есть ответственность, много дел и достаточно физической и умственной стимуляции. Особенно, если человек творческий. Уверен, Аверий знает, что такое – нормальный человек, и вахтенные были тщательно подобраны не без причин. Хочу сделать признание… у меня в роду был один неуравновешенный родственник. Это был дядька по материнской линии, и скорее всего, не родной. Я не стал рисковать и утаил его существование. Но теперь можно признаться. Скоро все будет позади. Осталось всего ничего… 

Кстати, о творчестве. Сегодня я решил разрисовать стену в обеденном отсеке и забрался в комнату нашего талантливого инженера, М. Волоконцевой – искать ее набор для рисования. В наборе не оказалось кистей. Но кое-что я нашел, в том числе и краски... А среди прочих вещей я наткнулся и на личный дневник Мелины. Ха-ха! Да знаю я... Знаю, что не хорошо читать чужие мысли. Но я уверен, что она писала именно для того, чтобы кто-то прочитал. Не обижайся, Мелина, но я тебя сейчас сдам с потрохами. Твои откровенности здорово отличаются от официальных записей в корабельном журнале. Всякой женской ерунды напихала, если не считать последних глав. Когда наша Мелина бодрствовала свою вахту, она начала чувствовать себя очень неуверенно в самом конце. Первые месяцы все было в порядке, но потом ей начали сниться кошмары. Затем, в часы бодрствования, ей стало слышаться, будто кто-то ходит по корабельным коридорам. Хи-хи-хи... Однажды она услышала кашель в грузовом отсеке, и с тех пор боялась туда ходить. Последние несколько недель были худшими. Она услышала пение вдалеке и украла виски штурмана, чтобы развеять страх. Не помогло. Она бы спятила, если бы не пришло время сдать вахту. Надеюсь, я психически здоров и у меня не будет галлюцинаций. Петро ничего же про шаги не говорил. И у Варияны про них ни слова.

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 06, день 19, время 17.10.

Прошел месяц. Я решил, что больше не буду бриться, и позволил своей бороде опять отрасти. На крионарах она растет медленнее. Я постоянно занят, после работы читаю, слушаю музыку… особенно второй альбом Cassio Riders. Скучно мне? Конечно, да. Я взял взаймы несколько зубных щеток из личных вещей пассажиров, чтобы наделать кистей для рисования. Они мне сейчас нужнее. Рисую пейзажи на стенах столовки. Стараюсь сохранять самодисциплину — это самое трудное. В какой-то момент я решил, что буду мыться только раз в неделю, и этого хватит. Я не сильно потею, потому что больше не хожу в спортзал каждый день. И некому пожаловаться на то, что я плохо пахну. Ха-ха… Я все еще чищу зубы. Это хорошо… верно?

Умный человек всегда найдет, чем прогнать тоску... Пройтись по комнатам коллег – тоже развлечение. У капитана книги хорошие, а Тошику я отомстил за морепродукты и хожу по кораблю в его кимоно. А что? В машинном отсеке довольно жарко. Кстати! Штурман Маклубер, Мелина все твое виски выпила. Разберетесь потом... 

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 07, день 02, время 16.38.

Сегодня я опять обслуживал космические батареи. Несколько панелей пришлось снять и заменить уже и так подлатанными запасками. Если полетят остальные, мы замедлим темп продвижения. А ведь, чтобы выйти из кротовины, потребуется больше энергии, чем даже на поддержание жизнеобеспечения проснувшихся. Надо будет оставить Левию заметку в отчете, чтобы пассажиров не будили до последнего... Вот будем на орбите, тогда и пусть разбудит. Слышь, Левий. Отчет проверь. Вдруг, забуду.

А о чем я хотел рассказать? Ах, да. Все шло довольно гладко. Я втянул батарею под оболочку и исправил проблему. Как только я собрался вывести ее обратно за борт, я уверен, что услышал что-то в вентиляционной трубе. Но детектор не показывает никакой жизненной активности. У нас нет ни крыс, ни даже тараканов. Мне не следовало читать твой дневник, Мелина. Теперь я придумываю проблему сам себе. Эта дождливая картинка на экране начинает действовать мне на нервы.

А крыса не помешала бы... Ну, или хотя бы таракан... Хм! Признаюсь, мне ужасно тоскливо без компании. Может быть, теперь можно разбудить кого-нибудь? Мы почти прилетели, нам должно хватить еды и кислорода, если аварийку подключить. Нет... нельзя рисковать. Только если диагностер, постоянно считывающий мою витализацию, почувствует, что я сильно заболел или травму получил, сам разбудит Римму Дюран. Но тогда моя вахта закончится. Никто из предшественников не сократил себе вахту подобным образом. Нарочно позориться я не стану. Нужно взять себя в руки. Пойду, еще что-нибудь нарисую... да вот, хотя бы на полу спортзала.

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 09, день 30, время 15.10.

Записываю сообщения реже с недавнего времени, потому что больше провожу времени в... беседах с Мадонной. Я нарисовал ее в своей комнате прямо на двери. Брови пошире... Губы красные, сиськи, а и из одежды только пляжное полотенце на плече. Чмок! Гы-гы! Я срисовал ее с фотографии, которую нашел у одного из пассажиров в чемодане... ну и кое-что увеличил... по своему вкусу. Не... Пацаны, вы бы оценили. Особенно наш штурман.

У меня пока физически все хорошо. Экран с дождем я выключил, чтобы не раздражал. Теперь там просто темнота. Давление и анализы в порядке, тест на когнитив я сдал компьютеру на 76.12%. Сплю нормально. Даже слишком хорошо – засыпаю, как только начинаю читать. Поэтому я бросил читать на время. С аппетитом проблемы. Ужасно надоели эти пюре, каши и питательные батончики из «пластилина», как их Сидор называет. Чай пока пью, молочные смеси из овса и миндаля, а вот еда в горло не лезет. Ужасно хочется говядины. В спортзал не только не хожу, но и дверь туда заблокировал. Я там такую красивую картину нарисовал на полу, а Левий, сука, придет качаться, и затопчет ее копытами. Жалко краски кончились. Можно конечно, их чем-нибудь заменить… Я подумаю. 

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 11, день 25, время 14.55.

С утра так увлёкся работой, что забыл пообедать. Однако когда я сел за стол и принялся за разогретую манку с изюмом, меня вырвало после трех ложек. Пошёл в медотсек и лёг под срочный диагностер, но тот не показал никаких отклонений от нормы. Сделал себе анализ желудочного сока, крови и лимфатической жидкости, и тоже ничего не нашел. Не пойму в чем дело. Наверное, это была реакция на многочасовой перерыв. Перепостовал! Здесь все в организме работает не совсем так, как на Земле. Завтра буду работать в хвостовой – возьму с собой бутерброд… Две тонкие галеты с яичным паштетом и витамины в таблетках. Сегодня не могу удержать в себе ничего кроме воды. Странно.

Все время думаю о сосисках с горчицей и бифштексе с хреном и листьями настурций. 

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 12, день 2, время 07.14.

Проснулся с температурой. Ничего не болит, просто весь горячий, хоть термобатареи заряжай. Что-то гормональное или нервное – не пойму. Еды не хочется.... Выпил чаю с таблетками и пошёл искать неполадки в диагностере. Он так и не показывает никаких проблем. Видимо из-за жара мне опять послышалось, что мимо двери кто-то прошел. Это были именно шаги… если животного, то двуногого. Причём, в обуви… Значит, это не Мадонна шляется – она-то у меня босая. Голосующего в кротовине инопланетянина подобрали, пока я спал? Почему не упомянули в отчетах, козлы? Шучу... Нет… с техникой все в порядке. Тогда, что за чертовщина? И почему меня так клонит в сон? Я уже проспал почти сутки. 

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 12, день 4, время 18.30.

Я не один. В корабле со мной есть кто-то ещё. Я в этом уверен. Сегодня взял манифест и пошёл проверять все крионары. Посчитал капсулы раз пять, все мониторы горят зелеными огоньками разной интенсивности. Никто не бикает. Никто не «растаял»... Все до единого члена экипажа на месте. Все 86 пассажиров – тоже. И все они спят. Кто же ходит по коридорам не оставляя следов? Если удастся побороть страх, побегу искать его… В следующий раз. А что до пассажиров… Боюсь, у меня плохая новость. У мистера Галла значительное ухудшение. Я добавил ему кальция, перелил глицериновые компенсаторы и поставил его капсулу на постоянную считку в моей переносной контрольной панели. Его витализация пока стабильна, но у меня не так много ресурсов, как хотелось бы. Остаток дня провёл за проверкой чистоты контактов в системе жизнеобеспечения. Медоборудование исправно, все работает. Почему же мне так не по себе? Только паники не хватало. Пора к Мадонне. Скучает без меня, поди...

 

Корабельный таймер: Год 26, месяц 12, день 31, время 11.55.

С наступающим всех вас, бля, пропади он пропадом! Выпить нечего, и не у кого. Шампанское, которым мы должны были отмечать прибытие, уже давно какая-то скотина выпила. Кто из вахтенных это сделал? Вас, гадов, до меня 17 человек дежурили, а из нас один Тошик непьющий. Так что, с моральным вызовом не один я тут столкнулся. Все багажное отделение перерыл, – даже парфюмерии нет. Вообще-то, я не вор по натуре. Вы бы простили меня, пацаны, если бы знали, как мне хреново... Ночью проснулся от сигнала из монитора. Галл помер во сне. Первый пассажир скончался и именно в мою смену. Вот ведь невезуха! Пришлось снять его с нар и перевезти в «ледяной дворец», как Доктор Римма окрестила корабельный морг. Из шести холодильников один теперь будет занят Галлом до конца полета. Надеюсь, что больше никто не умрет, а то перекочуют из спального отделения в грузовое. Пошёл писать отчёт и сертификат о смерти. Римма, где ты прячешь спирт? Я не нашел.  

Ох! Чуть не забыл... С Новым, суки, Годом! Двенадцать только что пропикало.

 

Корабельный таймер: Год 27, месяц 01, день 02, время 11.55.

Два дня прошло совсем без приключений и вдруг такое… Я уже был почти уверен, что у меня просто были галлюцинации, как у Мелины. После того как я бросился из лаборатории на звук шагов по направлению в спортзал и никого не нашёл возле заблокированной двери, я совершенно успокоился. Если бы там кто-то был, то ему совершенно некуда было бы спрятаться. Я ведь сам ещё неделю назад запер все неиспользуемые мною помещения. А тут иду себе в реакторную, чтобы приготовить заменители для отвалившейся панели батарей, и чуть не поскользнулся… На полу какая-то влажная размазня, но на темной пластмассе не поймешь, что это такое. Пошёл по следу… и уже по дороге мне стало не по себе. Следы привели в морг. Ну, все… – думаю, –  сейчас эдакий дряблый ходячий мертвец, который раньше был Галлом, бросится на меня. Дверь в медлабороторию открывается автоматически. Ни на кого, кроме члена экипажа… даже на пассажира, детектор не сработает. Зомби я не нашёл, но холодильник был открыт, а в нем Галл с изодранной ногой выше колена. Братцы мои! ...твою мать! Кто-то отъел от него не меньше килограмма, а потом часть выхаркал в коридоре, по дороге из морга. Остаток дня провёл в поисках этой твари. Не нашёл. И больше не слышал. Дрыхнет где-то, наверное... Не пойму только, как она двери открывает. Они не должны реагировать на чужих. Ношу с собой скальпель на всякий случай.

 

Корабельный таймер: Год 27, месяц 01, день 08, время 19.20.

Еще раз проверил всех пассажиров и экипаж. Все на месте. Неужели у нас кто-то зайцем летит? Людоед? Обезумевший от голода вор, который украл моих сушеных моллюсков и выпил весь алкоголь? Но тогда это должен быть кто-то с биорегистрацией. Надо будет завтра проверить все биоподписи на компьютерных дверях служебных отсеков. Там поименно должен быть каждый, кто в этом корабле регистрировался перед стартом. Сегодня у меня нет сил. Я продуктивно не проработал и получаса. Теперь вот сижу в спальном отсеке, где только что проводил осмотр крионар. Здесь с целой толпой спящих не так одиноко.

Сколько раз я проверял состояние Мелины в числе всех прочих и никогда не замечал, какая она, оказывается, красавица. У неё лицо – будто вылеплено скульптором из воска. На левой стороне подбородка видна голубоватая вена... такая у нее кожа полупрозрачная. Светлых кудряшек не видно под нейрошлемом, но зато длинные ресницы пушистые и неподвижные, как на фотографии. Жаль, что на крионаре мы не дышим сами, а то бы ее грудь под биокостюмом вздымалась бы при каждом вздохе. Это тебе не Мадонна. Той какие округлости не рисуй, а она все равно плоская. Я на Мелину... полюбуюсь ещё немного и пойду приму душ. Я уже дней двадцать, как не мылся. 

 

Корабельный таймер: Год 27, месяц 02, день 12, время 12.45.

Ужасно хочу есть, но все, что я выложил сегодня на стол, только вызывает отвращение. Взялся было за галету, но только раскрошил ее. От батончиков меня воротит. Даже чай из мяты кажется горьким. Я напился воды и лёг спать голодным. Что я успел сегодня. А ничего не успел! Биорегистрация никого чужого не показала, но я провёл полдня в поисках незваного гостя, а потом вспомнил про кальцевые бинты в медотсеке, и положил их отмокать. Завтра выпарю и высушу. Наделаю мелков – хоть какое-то занятие. Сегодня вторник. Я должен был обслуживать тормозные механизмы, чтобы не подвели при посадке… Да ну их… Пусть Левий обслужит. У него будет время. 

 

Корабельный таймер: Год 27, месяц 02, день 13, время 11.26.

Мне приснилось, что я режу ножом баранину на шашлык. Сел на постели весь потный, а по длинной бороде течёт слюна. Ноги сами привели меня в морг. Скальпелем и зажимом я вырезал у мистера Галла две икроножные мышцы и унёс на кухню. Там я их разморозил, мелко нарезал, посолил, поперчил и… сожрал сырыми. Не знаю, что на меня нашло. Я не сумасшедший. Когнитивный тест не сдавал уже недель пять, поэтому бросился к компьютеру и… набрал 81%. Да у меня сроду выше 78 не было. Даже наш капитан – шахматист и поэт – никогда не набирал больше 80-ти. Кто-то экспериментирует со мной? Это не «заяц»... это секретный ученый, который специально не внесен в манифест. Он живет и передвигается в тайных коридорах корабля, о которых нам не положено знать... Он, сука, наблюдает за мной, и исследует меня пока я сплю... под воздействием... чего-то... Да, блин, писец... Так оно и есть... Надо его обнаружить и разоблачить.

Я целыми днями медленно брожу по кораблю и внимательно прислушиваюсь, скрупулёзно изучаю каждый сантиметр на полу, ищу щели на стенах и царапины на дверях. Ничего. Кроме обычного гула – ни звука. Я один… Ничего не понимаю. Пойду посижу возле Мелины. Мне рядом с ней немного спокойнее. 

 

Корабельный таймер: Год 27, месяц 02, день 24, время 04.18.

Я не хотел ее смерти! Клянусь всем, что мне дорого! Я только хотел увидеть больше. Я не мог разбудить ее – нельзя. Но чтобы разрезать на ней биокостюм, нужно открыть прозрачную крышку и… я случайно повредил один из экзососудов дурацким скальпелем. Пока я искал новый моток трубок и отрезал необходимую длину, крионара автоматически начала размораживаться. Аварийный механизм поднимал температуру, но так как остальные части системы продолжали работать, глицериновый раствор проник в легкие, а мозг вовремя не получил кислород. Она умерла от остановки сердца за те восемь минут, а я стоял и понятия не имел, что делать. А ведь знал… Знал, что это произойдет. Просто в тот момент я растерялся. Со мной такого никогда раньше не бывало. Что происходит?

Самое страшное, что я не чувствую ни горя, ни стыда, ни вины… ни даже страха перед ответственностью. Теперь меня лишат моего ранга и выкинут из флота! Я даже с кадетами не смогу работать. 

Я отнёс тело в ее комнату и положил на кровать (в моей – Мадонна заревнует, хотя от нее давно на двери остались только разводы и розовые потёки). Она уже совсем растаяла, крио-растворы вытекли из неё по пути, оставляя в коридоре ручеёк из мутной жидкости. Я сел возле столика и взял в руки ее дневник. Она только один раз упомянула в нём мое имя, когда описывала старт. Я снял с неё нейрошлем ещё в спальном отсеке, но мокрые волосы не пружинили. Они слиплись и потемнели. Ее лицо теперь ещё белее. Мне ничто не мешает снять с неё одежду. Я долго разглядываю обнаженное бледное тело. Я теперь могу все... А почему бы, собственно, и нет? 

 

Корабельный таймер: Год 27, месяц 03, день 02, время 13.40.

На Галле не осталось ничего съедобного. Но и Мелина пришла в негодность после многократного использования вне холодильника. В пищу она тоже не годится. Теперь ее нет смысла даже замораживать. Запах стал слишком неприятным. Я развернул оба трупа в одеяла, уложил на панель батареи, которую только что обслужил, и выкинул в кротовину, когда выводил панель за оболочку. Мне подумалось, что у кротовины такое название не только за структуру, но и за то, что в ней темно, как под землей. Здесь не видно звезд, и я даже не мог разглядеть на экране, остались ли тела позади корабля, или продолжают двигаться рядом с ним. 

 

Корабельный таймер: Год 27, месяц 07, день 01, время 08.10.

Сегодня среди прочих пассажиров наиболее полезными выглядят две женщины. Одна – упитанная блондинка, член экипажа по имени Нириса Шерон Тус. А другая - незнакомая мне пассажирка лет двадцати. Не то журналист, не то учительница европейских языков. Она чем-то похожа на Мелину, и я сразу унёс ее в бывшую комнату капитана, в которую давно надо было переехать. Нирису я заморозил, и понемногу буду разнообразить способы употребления. Несколько рецептов приготовления молочных желез и печени в кокосовом кипятке, я должен записать отдельно. А так… традиционные рагу и котлеты недолго меня развлекали. Я теперь предпочитаю сырое мясо. Никогда не знал за собой такой особенности. Я уже знаю, что слуховые галлюцинации у меня были от элементарного голода.  

Шагов я больше не слышу. Нет никакого таинственного пассажира или секретного ученого. Это я сам тогда приступил к ноге Галла, когда мое подсознание опережало понимание того, что я должен сделать, чтобы выжить. Однако теперь, кроме механического гула я слышу новый звук. Это сигнал, напоминающий мне, что срок моей вахты окончен, и пора будить Левия. Я должен передать ему корабль, и ложиться досыпать… Как бы ни так. Я разбиваю диагностер и добровольно приступаю к новой и последней вахте сам. Я просто обязан это сделать и добраться до колонии. Даже если я к тому дню останусь на корабле один. Лира-11 должна сесть на Нова-Каза. А моего соперника Левия уже нет в корабле. Я доел его полтора месяца назад. Сразу после капитана с Аверием. Капитан теперь – Я.


 

Отрывок из экспертного заключения психологов

группы по испытаниям орбитальной станции Warmhole-Транспорт.

База: Орбитальная станция Каллисто.

Нова-Каза. Год 02. Месяц 15. День 44, время 26.20.

«Выпускник академии Иваш Топвей был выведен из биосна, тип RW8: Имитация Временного Периода / Моделированная Реальность сегодня в 11.00 и прошел полный курс физиореабилитации к 17.40. Он был признан физически здоровым и готовым для аттестации в составе других кадетов данного выпуска.

Во время аттестации, 18.00 ему и еще двоим кадетам из ста шести было официально объявлено, что они НЕ прошли психологическое испытание по достойному несению вахты на готовом к запуску в кротовину судне переселенцев Лира-11 и не могут быть допущенными к работе в составе экипажа. Результат выпускника Иваша Топвей был самым низким во всей истории подготовки экипажа, что лишает его любой возможности переэкзаменации в будущем даже по прохождению терапии. Экспертная группа предполагает, что член команды, который в симуляционном варианте полета продемонстрировал поведение, столь недостойное офицера космофлота, не только не способен выполнить свой долг, но и представляет собой серьезный риск для самих колонистов Ново Казы.  

Рекомендуем специалистам института по психологии изучить данный случай досконально, с целью избежания убийств и канибализма в особо длительных перелетах в кротовине. Необходимо продолжать разрабатывать методы, способные успешно распознавать и ни в коем случае не допускать немилосердных, неуравновешенных, недисциплинированных и потенциально психически нездоровых людей к руководящим должностям и работе с ответственностью за жизни других...»

Конец цитаты.

 

56 views1 comment

Recent Posts

See All

1 Comment


Olga Horn
Olga Horn
Mar 07

Странно, с телефона не получается комментировать у меня. Отличный текст, страшный. Ощущения на физическом уровне: мурашки и камень в желудке. Спасибо!

Like
bottom of page